Георгий Балл - Река

Тут можно читать бесплатно Георгий Балл - Река. Жанр: Проза / Современная проза, год неизвестен. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте FullBooks.club (Фулбукс) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Георгий Балл - Река

Георгий Балл - Река краткое содержание

Прочтите описание перед тем, как прочитать онлайн книгу «Георгий Балл - Река» бесплатно полную версию:

Георгий Балл - Река читать онлайн бесплатно

Георгий Балл - Река - читать книгу онлайн бесплатно, автор Георгий Балл

Георгий Балл

Река

РЕКА 1

Зика была не совсем русская, маленькая, чернявая. А в нашем городке все равно считали, что она добрая.

— В крайнем случае, — сказал Цыглов, — проложим трубы к Загорью.

Приехал огромный, более двух метров, Шерстопятов и поселился на нижнем этаже в доме, где проживал Эраст Христофоров.

— Кто это тут такая веселенькая, — сказала тетя Груня, лаская кошку Лизку.

— Григорий, а Григорий, ты бы опорожнил ведро.

— Ну?

— Вот тебе ну. С первого числа всех должны переписать.

Кудинов купил «Ниву» старой модели.

Чувствовалось приближение весны. Повалил мокрый снег и луж стало больше. У Поповых калитка совсем развалилась. Василь Васильевич сказал, что на месте нашего городка планируется построить Опылитель туч.

Григорий Якубович связался по Интернету с Джимом Толботом из Калифорнии. Начали вместе выпускать в Интернете газету «Македонка».

Мало кто в мире знает, что это название нашей речки.

На улице Кирилла Седова, совсем недалеко от песчаного обрыва, Нюша встретила Василь Васильевича. Они немного поговорили о том, что пока сейчас опасно ходить по Македонке, лед еще не прочный. Нюша пошла дальше по улице Кирилла Седова, а Василь Васильевич вышел на верх песчаного обрыва и еще долго стоял неподвижно. Он смотрел на дальний лес, и никто не мог сказать, о чем он думал. Постепенно начало темнеть.

Пьяный Зюгин снял штаны и начал оправляться почти рядом с магазином «Универсам». Было это, когда Василь Васильевич… или в какой другой день, кто это отметит? Кому до этого дело?

Джим Толбот сообщил, что у него родился второй ребенок, Кристина. Они с Джейн назвали так девочку по имени урагана, который разрушил две тысячи домов в Токио (Япония).

РЕКА 2

Криволапов заглянул за угол дома, где и жила Зинаида Фантина. Он надеялся, что она, нагнувшись, дергает траву между грядок.

Между тем конопатый Веркин муж, так его называли в районе Красной поляны, стал проводить ненаучные эксперименты с Людой, хотя кто его знает, бездонно…

— Чего?

— Я говорю: бездонно время.

— Ну, это как Василь Васильевич скажет.

Либерман удивился мельканию звезд, и он оглянулся, чтоб рассказать об увиденном Лоре, а на ее месте — оранжевое пятно. И что поразительно: пятно расплывалось. Или наоборот — сжималось, принимая формы мыши. И даже нахально грозило Саше лапкой.

Македонка почти совсем освободилась ото льда.

Смерть изгладила на лице умершего дяди Феди складки. А в прошлом, так стремительно наступившем, они напоминали овраги, спускающиеся к улице Сакко и Ванцетти. Лешка передал в Интернет о внезапной кончине дяди Феди. Похороны дяди Феди должны были состояться на пятую Седмицу Великого поста.

Василь Васильевич собрался ехать в Каргополь. Надо успеть порыбачить, а то зарастешь здесь, как старый пень.

А Македонка… нет, лучше в Каргополь.

Так он решил. Но судьба по-другому распорядилась. Да и верно: сейчас не такое время. И видели его на песчаном обрыве.

— Всех вас надо запихнуть в бутылочку с притертой пробкой, — закричал Эраст Христофоров, закричал отчаяннее, чем всегда, высунувшись наполовину из окна своей квартиры со второго этажа, — и весь городок туда же, да и Македонку, да пробочкой заткнуть, притертой. Вот тогда бы вы чего?

Лидка стояла внизу и хохотала.

— Эраст, замолчи!

Нина Борисовна душою не принимала всякое непочтение. Выбежала из подъезда своего дома. Ее дом был на другой стороне улицы. Эта улица выходила к главному оврагу нашего городка. В прошлом называлась Проезжей. Ее даже называли Пыльной. Но вот уже много лет Имени Перекосова, знаменитого ударника труда Алмазного завода.

— Эраст, замолчи!

Нина Васильевна выбежала непричесанная, в розовом халате.

— Бяша, бяша, — звала коз бабушка Викентьевна. Козы паслись в овраге. А сколько лет бабушке, никто не знал. И даже не интересовались узнать.

— Крещеные, давайте будемте жить в мире.

Эту свою мысль Олег Иванович Коковин хотел незамутненно передать людям. И даже намечтал встретить корреспондента и выступить по телевизору. Почему-то ему хотелось встретить корреспондента женского пола.

А весна уже забурунила. Прилетели соловьи. Они сразу стали генеральствовать и в овраге и на берегу Македонки.

РЕКА 3

Захудалый. И в жизни всегда так. Кричим. А потом уж сами понимаем — не туда кричим. Обернуться не успеем, как все превращается в прошлое.

Земля вздрагивала, будто загулявший мужик бил кулаком изнутри, стараясь прорваться наружу.

Дома не выдерживали. По стенам быстро ползли трещины — ящерицы.

Пьяный Зюгин икал. Сидел на земле. Уговаривал:

— Погоди, друг. Послабже. Сейча-а-а-с встану. — Упирался руками и снова падал.

— Сушь у меня на душе, Витя. Посмотри, чего кругом творится.

— Катерина, ты помолчи. И теперь язык прижмут. Видишь и видишь. Молчи. Зачем занавески с окон сорвала, а? Убери ножницы. Не режь занавески.

Витя Коновалов расставил широко ноги. Чувствовал, как шатается пол.

— Пойдем, Катя, — позвал Коновалов.

Лешка, прозванный двуликим, поскольку одна щека его была фиолетово-красной от кожного рака, кричал на улице Надовражной:

— Люди, не припадайте к земле. Чтоб ничего не трогать, ни одну травиночку. Все как есть оставляйте.

— Боже мой, Боже мой, — стенала Лиля Соломоновна Ясенева, — для чего я столько жила, чтоб увидеть разруху и запустение. — Она это все повторяла, втайне радуясь. Она могла повторять множество раз, и никто ее никуда не привлечет. Она никому раньше не рассказывала, таила даже не в сердце, а где-то в подбрюшной глубине. А теперь такая наступила свобода — кричи всю генетическую правду. Все, что должно произойти, ужасно. Но и прекрасно. Хотя об этом лучше ей помолчать. Но временами ее охватывало еврейское счастье. И ей хотелось танцевать на площади имени Рожнова, на центральной площади, где в давние времена стояла трибуна, а мимо проходили манифестанты со знаменами и транспортабельными мордами.

Догорал «Универсам».

— Женя! Женечка-а-а-а… — крик постепенно стал жухнуть, будто наступила осень.

Криволапов все еще смотрел, как Зинаида Фантина дергала траву между грядок. Заслеженная пристальным взглядом, Зинаида оглянулась. Она поняла: наступила та решающая минута, когда надо или встать, или совсем исчезнуть в сладкой чащобе нечаянной любви.

На улицу Кирилла Седова прямо из окон выбрасывали вещи.

Нина Борисовна быстро сняла свой розовый халат. Вынула из шкафа платье с большими красными розами. Дверцы шкафа сами широко открылись. Подумала: не будет ли вызывающе в такие минуты. Но сама же себя одернула: о чем я? Красные розы — знак опасности и любви.

Дом начал раскачиваться. Нина Борисовна для впущения в свои легкие свежего воздуха с поспешностью выбежала на порог. На противоположной стороне улицы она снова увидела высунувшегося наполовину из окна Эраста Христофорова. И, ах-ти… беда… деготь сна обильно потек на ее веки, но этот деготь положительно имел запах грейпфрута. И она вплыла в сон, совершенно определенно чувствуя близость Христофорова.

О, Эраст… О, Эраст… О, Эраст… О, Эраст…

— Бяша… Бяша… — звала коз из оврага Викентьевна. Она слышала наверху в городке грохот и треск домов. — Ой, беда… Бяша… Бяша…

— Где же Василь Васильевич? — старался остановить бегущих по улице людей Шерстопятов.

Никто ему не отвечал.

В маленьком городском саду у летнего театра «чи-уит-уит» пели горихвостки. Синицы и воробьи, будто осенью, летали едиными стаями. Метались по небу вороны. Их тревожный крик «кар-кар» еще больше пугал людей.

— Где Василь Васильевич?

— Да где ему быть. Беги к Песчаному обрыву.

— Зика! Зика! — позвал Шерстопятов. — Давай пробираться к Македонке. И зашептал для себя. — Сие явление надо самим увидеть. — А еще подумал: может, для будущих поколений, если, конечно… — Мысль оборвал.

Ударил сплошным потоком дождь.

Григорий Якубович решил сидеть до конца. О случившемся уже порядочное время назад передал по Интернету Джиму.

Кудиновская «Нива» лежала посреди улицы вверх колесами. От каждого внутреннего удара земли она вздрагивала и медленно двигалась по улице.

Мутные воды Македонки охватывали все большую часть городка.

Веркин муж все крепче прижимался к Люде.

— Не говори ничего. Молчи. Молчи. Молчи.

Уже рушились дома. Падали куски стен. Сорванные железные крыши закрывали дорогу.

— Скузо, — почему-то по-итальянски извинялся Олег Иванович Коковин и, не обращая внимания на потоки дождя, старался громче взывать:

— Крещеные, давайте жить в мире.

Уже не слышно было птиц.

Дождь срезало, как не бывало. А серость и мрак остались. Вдалеке горели огни в полуразрушенном барском доме. В его окнах были тени людей. И оттуда доносились звуки вальса.

Перейти на страницу:
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.
Комментарии / Отзывы
    Ничего не найдено.