Андрей Геращенко - Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира

Тут можно читать бесплатно Андрей Геращенко - Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира. Жанр: Фантастика и фэнтези / Научная Фантастика, год неизвестен. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте FullBooks.club (Фулбукс) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Андрей Геращенко - Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира

Андрей Геращенко - Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира краткое содержание

Прочтите описание перед тем, как прочитать онлайн книгу «Андрей Геращенко - Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира» бесплатно полную версию:

Андрей Геращенко - Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира читать онлайн бесплатно

Андрей Геращенко - Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира - читать книгу онлайн бесплатно, автор Андрей Геращенко

Геращенко Андрей

Паутина Циолковского, или Первая одиссея Мира

Андрей Геращенко

(г. Витебск, Белоруссия)

Паутина Циолковского

или

Первая одиссея "Мира"

(повесть)

Посвящаю памяти моего руководителя и старшего товарища, заслуженного военного лётчика СССР, генерал-майора ВВС, Председателя Белорусской патриотической партии Анатолия Игнатьевича Баранкевича

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПАУТИНА ЦИОЛКОВСКОГО

(ПРОБУЖДЕНИЕ)

Через сверхсветовой барьер. Голубой сверхгигант Е750. Флотилия у Паутины Циолковского. Искривление пучков гравитонов. Странный объект. Общее совещание командования. Курс - центр Паутины.

"Мир" стремительно терял скорость - один за другим выключались гравитационные ускорители, переводя один из самых лучших космических кораблей Союза в режим обычного полета. Но даже здесь, в рубке Центрального Пульта Управления Андрей Шестун, командир "Мира", почти физически чувствовал, как его тело рвут во все стороны натянутые до предела ниточки гравитационного поля ближайших звезд, галактик и даже всей Вселенной. Рубка была защищена тройным слоем бикронных полей, но даже здесь каждой клеточкой своего тела Шестун чувствовал всепроникающий и всеобъемлющий Универсум. И это дыхание Космоса было настолько нестерпимым, что командир, переживший это уже не один десяток раз, почувствовал прилив ужаса, парализующий волю и лишающий способности мыслить.

Это всегда было самым тяжелым моментом полета. Само воздействие гравитационного прилива было исследовано плохо. Вначале пытались полностью опереться на автоматику, но она выходила из строя и полеты в итоге пришлось планировать так, чтобы ускорение и торможение начинались по команде, но завершались без всякого участия интеллекта. Это было единственным выходом, потому что ни один человек и никакая электроника не могли принимать решения в момент сверхгравитационного перехода.

Ужас стал совсем нестерпимым и Шестун, почувствовав дыхание смерти, провалился в небытие.

Когда Андрей открыл глаза, толчки почти прекратились - осталось затормозить всего несколько гравитонных реакторов. По большому экрану Центрального Пульта Управления пробежали голубоватые искры и он, наконец, зажегся, высветив бесстрастную и лаконичную надпись: "Скорость корабля - 350 000 км/сек, сверхгравитационный барьер преодолен успешно. Поломок и повреждений нет. Все системы работают нормально. Реальное время на корабле 2 февраля 3999 года, 17.00. На Земле сопоставимое время - 14 августа 4003 года. Реальное время полета - 9600 часов 40 минут 16 секунд. Нажатие контрольной кнопки запустит механизм подготовки к преодолению сверхсветового барьера."

"Человек все же включается быстрее", - с удовлетворением подумал командир и включил программу обзора пультов управления и жилых помещений корабля. На быстро сменяющих друг друга изображениях было хорошо видно, что на периферийных пультах, окруженных двойным кольцом бикронного поля, начинают приходить в себя космонавты. Постепенно изображение становилось все отчетливее и вот уже вполне можно было разглядеть черты лиц товарищей и спутников. Скоро на ЦПУ поступят сигналы о всех параметрах состояния людей, но электроника пока запаздывала, а командир не хотел ждать.

Первым открыл глаза Клод Мюррей, компьютерщик с Венеры, которого разыскали всего за два месяца до экспедиции где-то в Новом Париже.

- С пробуждением, Клод! - улыбнулся Андрей, встретившись с ним взглядом.

- Что? - переспросил Клод, ошарашенно глядя вокруг себя.

- Что - не сладко? Гравитационное похмелье - штука тяжелая, да и рассола у нас нет, - пошутил Андрей, вспомнив древнюю пословицу, в душе переживая за венерианина.

Клоду было тяжелее, чем ему, потому что, во-первых, за двойным слоем бикронного поля всегда тяжелее, а во-вторых, Мюррей впервые преодолевал гравитационное торможение и нужно было время, чтобы он окончательно пришел в себя.

После Мюррея очнулся старший вахтенный офицер Косовский.

- Ну, как дела, командир? - через силу улыбнулся офицер, едва лишь немного пришел в себя.

- Все в порядке. Просыпайся и ко мне в Пульт.

- Понял, - кивнул Косовский.

В общем-то Космический Устав требовал от командира единоличного принятия решения, но Андрей летел с Косовским уже в третий раз подряд и хотел посоветоваться со старым другом. Так, впрочем, поступали и другие командиры кораблей, так что командир "Мира" вовсе не был исключением. Само же требование Устава касалось скорее кризисных ситуаций, когда промедление в принятии пусть не самого верного, но единственно обязательного для всех решения было просто жизненно необходимо.

Пока экипаж медленно возвращался к жизни, Шестун включил трехмерную голографическую карту, поместив в центр голубой сверхгигант Е750, чаще называемый просто Витязем А. Вокруг Витязя А тесной сетью расположились странные плотные пылевые туманности, образующие все вместе что-то вроде густой паутины на периферии планетарной системы Витязя А, состоящей всего из трех планет-гигантов, примерно схожих по размеру и строению с Юпитером и белой неяркой звезды Витязь Б, расположенной сразу за планетами. Туманность была настолько плотной, что сама двойная система "Витязь А - Витязь Б" была открыта совсем недавно и "Миру" теперь предстояло вплотную заняться этим странным пылевым ожерельем, получившим название Паутины Циолковского.

"Скорость - 300 000 км/сек. После выключения второго бикронного ускорителя ожидается преодоление сверхсветового барьера", - бесстрастно вывел на экран Главный Компьютер.

Сверхсветовой барьер преодолевать было гораздо проще, чем сверхгравитационный. Внешне, в общем-то, ничего не менялось, только на экране неожиданно дружно вспыхивали тысячи звезд, которые обретали, наконец, реальность и способность быть видимыми для космонавтов. Пока корабль не пересек сверхсветовой барьер, окружающий мир для него как бы и не существовал, потому что ни одно физическое тело не могло в природе преодолеть сверхсветовой барьер без помощи бикронного ускорителя, который существовал в космосе только вблизи сферы Шварцшильда черных дыр.

Шестун ощутил, как его тело пронзили мириады маленьких иголок - потоки нейтрино и гравитонов, неожиданно обретшие реальность, атаковали атомы и молекулы нервной системы, сигнализируя прохождение сверхсветового барьера. "И здесь человек все же быстрее", - вновь улыбнулся командир. Почти тотчас стал прозрачным главный иллюминатор и перед Шестуном зажглось утыканное редкими звездами черное небо.

Створки входа в Центральном Пульте Управления едва слышно разъехались в стороны и, пропустив внутрь Косовского, вновь захлопнулись за его спиной.

Перейти на страницу:
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.
Комментарии / Отзывы
    Ничего не найдено.