Феликс Дымов - Букля

Тут можно читать бесплатно Феликс Дымов - Букля. Жанр: Фантастика и фэнтези / Научная Фантастика, год неизвестен. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте FullBooks.club (Фулбукс) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Феликс Дымов - Букля

Феликс Дымов - Букля краткое содержание

Прочтите описание перед тем, как прочитать онлайн книгу «Феликс Дымов - Букля» бесплатно полную версию:

Феликс Дымов - Букля читать онлайн бесплатно

Феликс Дымов - Букля - читать книгу онлайн бесплатно, автор Феликс Дымов

Дымов Феликс

Букля

Дымов Феликс Яковлевич

Букля

1

О чем подумает нормальный здравомыслящий человек при виде рыжего негра? Первым делом, что напекло голову солнцем, что пересидел вечером у телевизора, до сих пор в глазах розовые голографические чертики из рок-сериала, что лукавый бармен капнул в фирменный безалкогольный напиток чего-нибудь одурманивающего. Коли природа обделила тебя воображением - а именно таких набирают в Международную Вахту Паритета, - то удовлетворишься еще более простым предположением: мол, шевелюра у нового напарника крашеная, и, к лицу она ему или не очень, тактичнее всего чужих странностей не замечать. Известно, однако, удобное объяснение не обязательно самое верное. Второй год носил "полковник" Занин свое временное представительское звание. И хотя звездочки на погонах в их службе не предусмотрены, да и сами погоны никогда не отягощали занинских плеч, и невооруженным глазом было видно: явившийся на смену шикарному парню Дику новичок натурален от огненных вихров над крутым черным лбом до мягких мара-фонок. Редкое, можно сказать - невозможное сочетание мастей. И кто знает, не поставлена ли перед красавчиком задача каким-то образом вывести из себя "восточный сектор"? - Добро пожаловать! Вэлкам! - на правах старожила приветствовал гостя советский представитель Вахты. - Дмитрий Занин. - Кен Лазрап, - представился американский коллега. Синхронные улыбки, краткое, но крепкое - на измор - рукопожатие, дозированный наклон головы. До "верительных грамот", слава человеческому легкомыслию, не дошло. Почти одновременно Кен Лазрап преуморительно сморщил нос, Дмитрий Занин службицки выкатил глаза, и оба облегченно рассмеялись. Страшнее всего на Вахте нарваться на зануду. - Давно в Паритете? - спросил Занин. - Пятый год. На вахте впервые. Об этом можно не сообщать, это видно по голым шевронам. Чтоб заработать к ним пальмовую ветвь, надо отдежурить в таком вот бункере два полных срока. Месяц. И еще месяц после двухнедельного перерыва. Тогда тебе присвоят временное представительское звание не ниже советника второго ранга, в просторечии подполковник. И легкой тебе службы, камрад, получи право три замечательных года ничего не делать шесть часов в сутки, с отпуском за каждый месяц этого ничегонеделания. Ну, правда, не великое удовольствие высиживать здесь целую смену, загнав внутрь себя даже тень страха, даже квант паники. А поскольку людей с медленной кровью - чтоб уж совсем на зависть рыбам - мало, то и охочих сюда не слишком. Да и отбор такой, какой когда-то космонавтам не снился. Условностей на Вахте хоть отбавляй. Начиная с излишества самой Вахты. Ибо что может сделать человек там, где и автоматам не справиться? Недоверие к партнеру на заре разоружения породило массу... как бы помягче выразиться... взаимобесполезных, зато абсолютно симметричных мер. По тому наивному детскому принципу, который описал в своем рассказе Михаил Зощенко: "А если ты, Лёлишна, съела конфету, то я еще раз откушу от этого яблока". - "А если ты, Минька, опять откусил от яблока, то я съем еще одну конфету". Короче, бдительность и контрмеры - вместо того чтоб одному отказаться от своей очереди хода, а другому немедленно ответить тем же. Принцип на принцип. Рано или поздно, разумеется, процесс ядерной разгрузки сдвинулся все-таки с мертвой точки, покатился потихоньку к нулю. И худо-бедно, с ограничениями, оговорками и отступлениями достиг на Земле желанного уровня. А вот в космосе заклинило. "Не можем существовать без ядерного оборонительного щита", - провозглашает одна сторона. "Но вы же свой щит и над нашими головами вешаете, - возражает другая. - А ежели рухнет?" В общем, разлад. Ни дипломатия, ни здравый смысл, ни третейские судьи - неприсоединившиеся страны - не помогали взаимопониманию. Никто не осуждал высокие договаривающиеся стороны: вся история планеты - это войны, политический шантаж, демонстрация военных мускулов. Но народы истосковались по мирному небу. Надоело дрожать, надоело бороться за выживание, хочется выжить. А компромисса нет как нет. Пока вдруг не нашлось поистине соломоново решение: замкнуть системы сами на себя. Хотите запустить ваш щит? Запускайте. А мы к нему, выражаясь фигурально, приспособим ма-ахонький такой взрыватель. Начнет звено щита падать - по злому умыслу или из-за неисправности - мы, не разбираясь, провокация это или нападение, нацелен удар на собственные города или предназначен наши с горизонтом сровнять, в ту же секунду тихенько, аккуратненько, на безопасном от Земли расстоянии разносим ваши ядерные боеголовки вдребезги. У вас спутники? Прекрасно. А у нас следящие лазеры. Отклонится бомбочка с заявленной орбиты хоть на метр - тут ей и финиш. Сместится луч лазера хоть на угловую секунду с оси слежения - и кольцевое отражающее зеркало обратит его вспять, а бомба тут же накроет подконтрольную территорию. Словом, паритет. Опасность поровну. И спокойствие на равных. Одно от другого никуда. На первый взгляд, разумно. На второй - тоже. Учредили Вахту - семь чрезвычайных постов в семи точках Земли. Для надежности. И независимости. А насчет личных свойств вахтенных - настроенности на принятие решения, чувства ответственности, порога возбудимости и еще ста двадцати параметров - так об этом больше народу заботилось, чем при выборе невесты для чемпиона породы. Шутка ли, защитник нации, часовой Земли! Стопроцентный американец против стопроцентного русского, точнее, советского. А чтоб, мало ли, не сговорились против человечества (смешно, вахтенным только аварийные телефоны доверены!), совмещали их всего на полсрока. Поэтому сегодня Дика заместил Кен Лазрап. А через две недели кто-то из своих заменит Занина. Как и положено победителю жесткого отбора, раздумья не отразились на занинском челе. Дмитрий сделал приглашающий жест рукой. Мол, принимай хозяйство, коллега. И повел Кена вокруг полуовала спаренного пульта. Показал две одинаковые каюты с бытовками, спортивный зал, бассейн. И снова святая святых бункера - спаренный пульт. После обхода последовал традиционный обмен авторучками. Отвинтили колпачки, извлекли стержни, почти не отличимые от обыкновенных "шариков" без пасты. Через эти импровизированные соломинки высосали на брудершафт содержимое авторучек. Кен в своей пронес виски. Занин с начала дежурства хранил коньяк с капелькой лимонного сока под мембраной - на запивку. Трудно поверить, что начальство с обеих сторон не догадывалось об истинном значении сувениров. Но, спасибо ему, не вмешивалось. Чем достигало неслыханного успеха в укреплении доверия. А значит, и в деле паритета. Кен оказался во всех отношениях симпатичным малым, и время покатилось быстро. По дисплеям проплывали сбалансированные данные. Один телевизор гнал, как правило, детективы, другой - экзотические танцы. Два плэйера изливали похожую музыку. На теннисном корте выигрывали строго поочередно. Ничто не предвещало неожиданностей. Заниным уже начало овладевать чемоданное настроение. Все чаще вспоминалась нетерпеливая дочкина ладошка в руке. Труднее стало отгонять видение затуманенных от первых ласк прохладно-серых Лениных глаз. По временам перед взором явственно проступала стайка моховиков на сухой вересковой поляне, отчетливо тянуло запахом костра и дымящего шашлыка. В таком настроении немудрено пропустить сигнал, который, если честно, давно уже все на свете считают невозможным и единственно перед которым, тем не менее, заранее содрогаются. Однако Дмитрий не пропустил. Черт его знает, о чем в этот момент размышлял рыжий негр, но, можно ручаться, отреагировал он не на сигнал, а лишь на внезапную тревогу, источаемую занинской спиной. Да, собственно, сигнала и не было. Ни звукового. Ни светового. Был какой-то сбой в узоре кривых, прогалы в колонке цифр, нарушение примелькавшейся симметрии - та микроскопическая фальшь, которую капельмейстер уловит и в стоголосом слаженном хоре. И которую Занин уловил, гуляя по аппаратной и глядя не в сторону дисплея, а на пританцовывающего Кена. Стиснуло сердце. Бешеные колки натянули нервы. За пультом Кен очутился первым, но это не имело значения: в те тридцать секунд, которые положены компьютеру на перепроверки, вмешаться в его действия все равно нельзя. Дмитрий приближался к пульту медленно, точно прикованный к ядру. К земному ядру. Необъяснимо: с орбиты исчезла одна из стационарных, привязанных к местности ядерных бомб. Не взорвалась, не упала на материк или в океан, не ушла в бесконечный космос, а просто-напросто пропала, испарилась, скрылась в четвертом измерении или в черной дыре. Ни теплового, ни радиационного следа, ни вспышки излучения ничего! Ученые и военные в чудеса не верят. Они привыкли иметь дело с материальными силами, с вещественными явлениями. То, что произошло, не могло быть предусмотрено программой Паритета. Во-первых, осиротевший лазер выйдет из режима слежения и примется описывать все расширяющиеся круги, полосуя на боевой мощности любые попадающиеся объекты - вплоть до ядерных бомб. Во-вторых, утратив одну сдерживающую единицу, потерпевшая сторона обязана ответить на нападение немедленным ударом. Хотя никакого нападения и не было. Тем не менее, бомба пропала. Пострадал паритет. Рушились надежды человечества. Огненно-рыжие букли Кена стали дыбом. Словно факел. Словно комнатный атомный гриб. Неужели негр за две недели ничего не понял? Неужели думает, русские специально слямзили с орбиты их бомбу, чтобы внезапно и необратимо добиться военного превосходства? Не хотел бы Дмитрий быть на месте напарника. Ибо не мог придумать за него никакого хода. Что бы ни предпринял сейчас рыжий негр, что бы ни удумали их генералы, "восточный сектор" автоматически опередит противника на шаг-два. Силы мира были настолько уравновешены, что лишь чудо могло поколебать чашу весов. Чудо в этот раз сыграло на стороне русских... Наверное, сейчас в бешеном темпе ищут выхода компьютеры, эфир захлебывается аварийными сигналами, одни готовятся к концу света, другие молятся, третьи сыплют проклятия. А в ком-то, возможно, взыграла психология смертника, рассекречена команда на подрыв всех бомб, запущен часовой механизм ядерной катастрофы. Одно неразумное движение - и ливни радиации хлынут на незащищенную Землю. Оказывается, нет ничего проще, чем уложить в братскую могилу бедное человечество! - Лазрап! - Занин сжал черное плечо Кена и почувствовал, как отчуждающе затвердели под пальцами мускулы рыжего стража Паритета -Без паники, парень. Ты ж понимаешь... Мы... Он махнул рукой. И латинскими буквами, без шифровки и сокращений выдал дисплею команду на самоликвидацию лазера. Конечно, мнение Дмитрия Занина - одно из семи. Остальные ничего о нем не узнают, каждый вахтенный обязан принять решение самостоятельно, словно от него одного зависит спасение человечества. Вполне может быть, помимо их разъятых по планете семи пядей во лбу существует таинственный непорочный некто с правом вето на любые решения. И этот Верховный Неизвестный... Впрочем, случайные люди в службу Паритета не попадают, можно не глядя поручиться за здравый смысл любого соотечественника. Да и за напарников заодно - в итоге голосования Занин почему-то не сомневался. Дожидаясь равновесия на пульте, Дмитрий с запасом набрал в грудь воздуха... Военные изобретут очередную красивую формулировку насчет более низкого уровня противостояния. Но слово "противостояние", увы, так и останется для них второстепенным. Цифирь и символы на экране сомкнули стройные ряды, утверждая восстановленную симметрию. Дмитрий дружески пихнул Кена локтем в бок. Кен в ответ сверкнул неотразимой улыбкой... Как вдруг снова разверзлась в ближнем космосе черная дыра и поглотила с орбиты сначала спутник-шпион. А следом, через крохотный промежуток времени, еще один бомбовый стационар. Как и у белокожих рыжих, кожа негра обладала повышенной чувствительностью. Черное лицо Кена посерело до цвета выключенного компьютера.

Перейти на страницу:
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.
Комментарии / Отзывы
    Ничего не найдено.