Сергей Лукьяненко - Осенние визиты

Тут можно читать бесплатно Сергей Лукьяненко - Осенние визиты. Жанр: Фантастика и фэнтези / Научная Фантастика, год 2000. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте FullBooks.club (Фулбукс) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Сергей Лукьяненко - Осенние визиты

Сергей Лукьяненко - Осенние визиты краткое содержание

Прочтите описание перед тем, как прочитать онлайн книгу «Сергей Лукьяненко - Осенние визиты» бесплатно полную версию:
Странные события происходят в наши дни… К самым обычным людям вдруг приходят их двойники. Предстоит смертельная схватка, от исхода которой зависит судьба мироздания. Но это не просто вечная битва сил Добра и Зла, головоломно запутанная ситуация не позволяет героям сразу же разобраться, с кем и на чьей стороне им предстоит вести бой…

Сергей Лукьяненко - Осенние визиты читать онлайн бесплатно

Сергей Лукьяненко - Осенние визиты - читать книгу онлайн бесплатно, автор Сергей Лукьяненко

Сергей Лукьяненко

ОСЕННИЕ ВИЗИТЫ

Автор благодарит:

Дмитрия Байкалова, Владимира Васильева, Павла Вязникова — за слова, сказанные вовремя.

Сергея Калугина — за тексты песен, использованных в романе.

Дениса Маслакова — за тексты стихов, использованных в романе.

Марка Горовенко — за консультации по оружию.

Любые возможные совпадения имен, событий и реалий случайны.

7. Страшен и грозен он; от него самого происходит суд его и власть его.

Книга Пророка Аввакума

Я раскрыл себе грудь алмазным серпом,

И подставил, бесстыдно смеясь и крича,

Обнаженного сердца стучащийся ком

Леденящим, невидимым черным лучам.

Сергей Калугин

— Это только слова, — сказал Убивающий Словом. — Только ветер, сорвавшийся с твоих губ. Неужели ты думаешь, что я испугаюсь ветра?

Ярослав Заров

Садитесь рядом. Садитесь, это будет долгая история. Я и сам не знал, насколько долгая, когда начинал ее рассказывать.

Вы любите страшные сказки? Я — нет. Во всяком случае, мне так казалось.

Но нам редко дано делать лишь то, что мы любим.

Главное, что следует запомнить вначале — эта сказка не о вас. Она могла случиться, и она может случиться, но только не с вами.

Вы в безопасности, в мире, который тверд и надежен. Вас нет в этой сказке, и если даже вам покажется обратное — вы ошиблись. Поверьте.

И если вы дочитаете до конца, а нечто темное коснется вас — не пугайтесь. Просто страшная сказка, которую рассказывают страшные люди.

Эта сказка не о вас.

Но если однажды ночью вы проснетесь в пустой квартире от щелчка выключателя, не спешите поднять голову и спросить «Кто там?»

Возможно, это окажетесь вы сами.

Часть первая. Приход

0

Стены здесь были деревянными, но под некрашеными сосновыми плашками лежал свинец. Только дерево — пол из дубового паркета, стены из сосны, глубокое, но жесткое кресло, маленький круглый столик. На столе — открытая тетрадь, пара остро отточенных карандашей, три свечи в грубо вырезанном из капа подсвечнике.

Вошедший в комнату мужчина плотно затворил дверь и сел за стол. Взял карандаш, поднес к глазам, так, чтобы кончик грифеля заслонил пламя свечи. Придирчиво изучил заточку, потом пододвинул тетрадь поближе. Под последней записью, корявой, небрежной, «Дежурство сдал. Пятое октября, шесть часов вечера.» аккуратно написал:

«Заступил на дежурство. Пятое октября, приблизительно шесть часов вечера».

Часов у него, конечно, не было. Армейских бюрократов это всегда приводило в ярость. Но спорить с эсперами они не решались. Себе дороже.

Откинувшись на высокую твердую спинку, он смотрел на пляшущие язычки пламени. Смотрел, постепенно расслабляясь, позволяя огоньку свечи заполнять весь мир. Дрожащее пламя вокруг, он в центре. Дежурство принял…

Если открыть дверь, единственную, ведущую из деревянной комнаты, то взгляду открывался длинный, полутемный коридор. Лишь в конце его тускло светил матовый плафон, как бы отмечая границу, за которой вновь начинался двадцатый век. Шесть таких коридоров сходились в маленьком зале, где было два лифта, наглухо закупоренная аварийная лестничная шахта, вентиляционный штрек и потертый, обитый жестью стол. За столом молодой капитан в форме внутренних войск перелистывал ветхий номер «Андрея», забытый здесь невесть кем и невесть когда. К внутренним войскам он имел столько же отношения, сколько и к железнодорожным. Объект «пси» когда-то подчинялся ГРУ, но последние десять лет был выделен в особую единицу, подотчетную непосредственно президенту.

Пройдя мимо скучающего капитана, в очередной раз знакомящегося с историей российской эротики, можно было вызвать лифт. Самая обычная красная пластиковая кнопка, как и положено, находилась на стене возле раздвижных дверей. Еще одна кнопка, подтверждающая вызов лифта, маленькая и неприметная, была вмонтирована в стол. Кроме того, во время трехминутного движения к поверхности капитан должен был позвонить по телефону и подтвердить, что в лифте «свои». Этот странный порядок выхода появился в шестьдесят девятом году (коридоров тогда было только три, а телефон на столе был армейский, железный), после того, как один из эсперов задушил дежурного, забрал его пистолет, поднялся наверх, перестрелял охрану и в течении двух часов делал что-то со стационарной армейской радиостанцией.

Караульный взвод уложил сумасшедшего без особого труда и дальнейших потерь. Но трехлетняя работа одного из сибирских «ящиков» так и не дала ответа на главный вопрос: что делал эспер, зоолог по образованию, с радиостанцией, почему хиленькие кремниевые транзисторы не перегорают при напряжении двести семьдесят вольт, откуда это напряжение берется, и куда уходит с антенны, закрученной в виде раковины каури.

Теперь любой последователь бедного зоолога встретил бы наверху, в «приемной», не только хорошо вооруженную охрану, но и простенькое устройство, при звуке выстрелов или громких криках запирающее двери и наполняющее помещение слезоточивым газом.

Если же все было в порядке, то, поднявшись по лестнице из «приемной» — огромного и тоже подземного комплекса, можно было через подвал войти в здание Института средств наглядной агитации — режимного предприятия, призванного повышать моральный дух бойцов когда-то советской, а ныне российской армии. Из Института, уже без особых проблем, можно было попасть на старую улочку в центре Москвы. Руководство объекта «пси» тихо гордилось двумя вещами: тем, что ни одна иностранная держава не знает о его существовании, и тем, что нигде, даже в Штатах, по данным разведки, подобного объекта нет.

Мужчина, сидящий сейчас в деревянной комнате, был одним из эсперов «пси». Насколько он мог судить, их группа насчитывала почти четыре десятка человек, с тремя другими эсперами он даже был знаком. Приложив некоторые усилия, он мог узнать точную цифру, но работа в «пси» давно приучила его не стремиться к излишним знаниям. Через два дня на третий он приходил в Институт средств наглядной агитации, предъявлял пропуск, спускался на минус первый этаж, предъявлял другой пропуск, затем произносил в микрофон стихотворную строфу, которая была паролем этого месяца. Однажды, слегка охрипнув, он продекламировал бессмертную фразу о дяде, который был честных правил, но не в шутку занемог. Пролежав полчаса под дулом автомата на бетонном полу, эспер едва не повторил его судьбу. Уже несколько лет в «пси» собирались установить систему идентификации по сетчатке глаза, но пока дальше разговоров дело не шло. Возможно, потому, что польза «пси» всегда была под вопросом у руководства.

Перейти на страницу:
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.
Комментарии / Отзывы
  1. Худякова Берта
    Худякова Берта 9 дня назад
    Пора бросить ее и двигаться дальше. Ваше будущее? Есть философия с ее отражениями, фантастика с «инопланетянами», тайна с битвой Света и Тьмы, религия с вопросами Добра и Зла, экшн со стрельбой, реализм в постсоветских 90-х с братьями, разборки, грязные подъезды и т. Д. водка как решение всех проблем. А еще есть драма с яркими и эмоциональными фрагментами гибели людей поменьше. История, в которой все связаны. И находить такие связи во время чтения - это весело. А размышления о том, почему они связаны и как это влияет, - это отдельное напряжение. Роман был впервые опубликован в 1997 году. Но спустя 22 года он остается актуальным. Нет, не за счет описания реальности, потому что 17-летний парень, который не понимает, что это такое - отсутствие смартфона под рукой или в чем прелесть фидонета, - из-за проблем и вопросов, которые пробуждают в душе, когда вы листаете страницы. Лукьяненко сказал, что для ознакомления с его творчеством в первую очередь следует прочитать «Осенний визит». Я не согласен: для меня "Часы" и "Quua .is", вероятно, были бы на порядок более серыми после "посещений". Потому что люблю глубину размышлений и тему «Что такое хорошо?». Хотя да, проработав 20 лет в «кВА .и», он решил проблему по-своему. Автор Ярослав из «Осенних визитов» стал не только прообразом для посетителя, но и зеркалом для самого Сергея Лукьяненко. Так что можно сказать: хочешь понять автора, прислушайся к словам и мыслям его героя. Осенью «визит» холодный. Казалось, он не прочитал книгу на одном дыхании, иначе мне бы грозил последний прыжок в безнадежность. Было бы неплохо «накачаться», чтобы подготовиться к этому роману. Напиться по жизни, поразмыслить над тем, что есть сила и мощь, в чем заключается хорошая и темная уловка. История жестокая. Очень. Много крови, убийств, дом этики и морали рушится по кирпичику. Но такая жестокость уместна, даже если от нее тошнит. Стоит ли детская слеза тысяч других детских слез в борьбе «за прекрасное будущее»? Жестокий вопрос. Ужасный. Вопрос автора остается без ответа. Есть ответ? К жестокости тоже отнесу se.ua (что такое фотоальбом «с девушками», «слияние» с тьмой, «любовь» с добром). Все моменты, которые вызывали чувство отвращения, злобы, отвращения (например, собака, вылизывающая окровавленную морду после того, как разорвала человека) - все это, если присмотреться, оказывается уместным. Как отдельные полосы краски на холсте, как загадка истории. Без них было бы неполно и не так страшно. Потому что в принципе ставит под сомнение существование таких вещей, как добро и зло. И это непростая задача для автора. Почему из ветвей развития мира, которые посетители предлагают только Власть, Сила, Знания, Творчество, Доброту и Развитие (с которыми развитие происходит в истории Земли впервые)? Почему предыдущие посещения могли длиться годами и десятилетиями, а нынешние - HOP - и неделю? Похоже, люди шлифовали. Ведь посетители отражают свои прототипы. Все происходит быстрее. Если раньше на то, чтобы пересечь четверть земли, требовался месяц, то теперь это можно сделать за несколько дней. Все эти телефоны ... Фидонет (Ой, чудесное прошлое - до появления ВКонтакте, т. Т., YouTube). У истории-спойлера есть призрачно открытый конец. Я думал, что герой мертв, а потом перечитал - и понял, что все еще непонятно: выиграли мы или проиграли? А кто эти «мы»? Такой финал заставляет задуматься: чего вы хотите? На чьей ты странице? Вот она, «мораль басни»: какое будущее вы несете миру? Почему именно эти люди стали прототипами? Действительно ли они представляют собой «общую картину» эпохи? Неужели каждый из нас может стать прототипом, привести в мир очередного посетителя или родить нового (как это сделал мальчик Кирилл - дитя своего времени). Каждый визит - это перекресток: вы видите, что такое реальность сейчас, и выбираете, куда человечество двинется. И напоследок - моя любимая "баба Яга vs." мы не любим Лукьяненко, потому что он не любит Украину. Обидно разочаровывать, но если прочитать не только то, как он отвечает на вопросы журналистов, но и его книги, становится ясно кое-что еще. Лукьяненко вообще не любит власть как таковую. Ему не нравятся люди, которые думают, что знают, как жить для всех и вести к «светлому и счастливому будущему». В любом районе. Опять же, может ли автор быть засранцем как человек? Способен. Может ли он одновременно писать хорошие книги? Способен. Потому что термины «плохой» и «хороший» зависят от точки зрения. Да, весь роман «Осенний визит» - это крик о том, что «не всем хорошо»! Что тысячи и миллионы погибают в борьбе за «единственно верный путь»! Наши близкие, мы сами. В то же время «Осенние визиты» могут не понравиться: любителям фантастики за глубину размышлений и слишком быстрый темп в сюжете, любителям рефлексии - за реалистичную жестокость, сторонникам морали - за пол двух девушек, педофилию и смерть беременной женщины, религиозных людей - за то, что добро может оказаться настоящим злом. Границы размыты, господа. И мы стали причиной этого. Как прототипы - и в то же время зеркала нашего времени.